hi-tech.jpgПосле второй мировой войны появились устройства, подходящие для моделирования разумного поведения; это были электронные цифровые вычислительные машины. «Электронный мозг», как тогда восторженно называли компьютер, поразил в 1952 г. телезрителей США, точно предсказав результаты президентских выборов за несколько часов до получения окончательных данных. Этот «подвиг» компьютера лишь подтвердил вывод, к которому в то время уже пришли многие ученые: наступит день, когда автоматические вычислители, столь быстро, неутомимо и безошибочно выполняющие арифметические действия, смогут имитировать невычислительные процессы, свойственные человеческому мышлению, в том числе восприятие и обучение, распознавание образов, понимание повседневной речи и письма, принятие решений в неопределенных ситуациях, когда известны не все факты.

Многие изобретатели компьютеров и первые программисты развлекались, составляя программы для таких отнюдь не технических занятий, как сочинение музыки, решение головоломок и игры; на первом месте здесь оказались шашки и шахматы. Некоторые романтически настроенные программисты даже заставляли свои машины писать любовные письма.

К концу 50-х годов все эти увлечения выделились в новую более или менее самостоятельную ветвь информатики, получившую название «искусственный интеллект». Исследования в области ИИ, первоначально сосредоточенные в нескольких университетских центрах США — Массачусетсом технологическом институте (МТИ), Технологическом институте Карнеги (ныне Университет Карнеги— Меллона) в Питтсбурге (шт. Пенсильвания), Станфорд-ском университете (шт. Калифорния), — ныне ведутся во многих других университетах и корпорациях США и других стран. В общем исследователей ИИ, работающих над созданием мыслящих машин, можно разделить на две группы. Одних интересует в основном чистая наука, и для них компьютер — лишь инструмент, обеспечивающий возможность экспериментальной проверки теорий процессов мышления. Интересы другой группы лежат в области техники: они стремятся расширить сферу применения компьютеров и облегчить пользование ими. Многие представители второй группы мало заботятся о выяснении механизма мышления — они полагают, что для их работы это едва ли более полезно, чем изучение полета птиц для самолетостроения.

В настоящеее время, однако, обнаружилось, что как научные, так и технические поиски столкнулись с неизмеримо более серьезными трудностями, чем представлялось первым энтузиастам. На первых порах многие пионеры ИИ верили, что через какой-нибудь десяток лет машины обретут высочайшие человеческие таланты. Предполагалось, что, преодолев период «электронного детства» и обучившись в библиотеках всего мира, хитроумные компьютеры, благодаря быстродействию, точности и безотказной памяти постепенно превзойдут своих создателей-людей. Сейчас мало кто говорит об этом, а если и говорит, то отнюдь не считает, что подобные чудеса не за горами.